ТРЕНЕРЫ ВЫСШЕЙ ЛИГИ.
РОДОМ ИЗ АРМЕЙЦЕВ
НОВОСТИ
  КОМАНДА  
  О КЛУБЕ  
  КАЛЕНДАРЬ  
  ЧЕМПИОНАТ  
  ФОТО  
  ГОРОД  
  ГОСТЕВАЯ  
  ССЫЛКИ  
 


Я бы тут же, без раздумий напросился к нему в добровольные помощники, если бы Олег Алексеевич Галямин, главный тренер хоккейного клуба «Рыбинск», согласился однажды написать книгу воспоминаний воспитанника великого тарасовского клуба ЦСКА. О том, как посчастливилось, пусть и ненадолго, войти в первую армейскую команду, как выступал потом в СКА МВО и «Спартаке» под началом великого Боброва. О встречах и дружбе с гигантами отечественного хоккея, о том, как под его началом женская сборная России на чемпионате мира завоевала право выступать на Олимпиаде, где потом стала бронзовым призером, в чем тоже заслуга заложившего этот фундамент Галямина.

Говорят, он и сегодняшним своим подопечным в свойственном шутливом стиле иногда дает уроки хоккейной истории или рассказывает хоккейные байки той поры. Прошлым летом на предсезонном турнире в Пензе он и меня «кольнул» каверзным вопросом: «А вы знаете Диму Галямина?» Сразу и не сообразил, кого он имел в виду, и напоролся на добродушно-язвительное: «Ай-ай, как же не знать футболиста Диму Галямина, моего племянника? Да-да, того самого. Дима пришел в футбол сам, но потом у него начались проблемы со здоровьем, и я попросил Альберта Шестернева, моего друга, чтобы он за ним присмотрел. Шестернев согласился с тем, что парня перегрузили. Но потом все пошло на поправку как у него, так и у ЦСКА, капитаном которого был Дима и который Шестернев сумел вытащить из турнирного прорыва. Кто знает, не вмешайся я, состоялся бы потом Дима как футболист высокого класса и вообще как игрок?»

– Не припомните, кто еще из вашего цеха стал не тем, кем вышел?
– Сам Шестернев начинал не защитником, а нападающим. Защитник Виктор Кузькин (да-да, тот самый) играл центральным нападающим с Каменевым и Галяминым в одной тройке молодежной команды ЦСКА, в 1958 году ставшей чемпионами Советского Союза. Форвардом он пришел к Тарасову, но Анатолий Владимирович рассмотрел в нем качества защитника. А знаете ли, что Тарасов никогда никого не «тыкал», даже «зеленых» новичков всегда называл на вы. Да, отчитывал за игру, но до оскорблений не опускался. Запомню на всю жизнь его урок. Однажды летом, минут за десять до тренировки, он вошел в раздевалку и застал меня одного. Я одевал форму. Эта задержка, как я понял, ему не очень-то понравилась, и он произнес: «Видите, у меня все заслуженные давно на тренировке, а вы, молодой, еще тут. А что с вами будет, если я вам присвою мастера, – вы мне на шею сядете?» Он требовал от каждого травмированного армейца обязательного присутствия на матчах детских и юношеских команд. Представляете наше состояние, когда знаешь, что за твоей игрой наблюдает игрок основного состава ЦСКА или национальной сборной?!

– Про ЦСКА тех его незабвенных лет ходили легенды, это было особое государство в спорте, со своими законами.
– Вообще-то, любой в ЦСКА – личность неординарная. Это была своего рода система воспитания. Я сам с детских лет занимался у Виноградова и Афанасьева, в прошлом игроков ВВС, и то, что они нам дали, вошло в кровь. Вот часто говорят об особом духе ЦСКА или «Спартака». У армейцев это класс, патриотизм, преданность делу и клубу, у спартаковцев действительно был особый психологический настрой. Попасть в ЦСКА, который процентов на 80 состоял из игроков сборной СССР, было очень сложно. Я счастлив, что стал, пусть и ненадолго, армейцем, членом первой, тарасовской команды.
Хотя в то время я мог оказаться вне хоккея и как бы раздваивался между ним (зимой) и футболом (летом). Уже будучи в хоккейной команде мастеров, занимался футболом, и Борис Аркадьев пригласил к себе. Я пришел к нему, но провел всего одну тренировку и ушел в хоккей. Много лет спустя выезжал летом с командой на предсезонные сборы, обязательно играл в футбол, даже в официальных матчах чемпионата класса «Б». Такое совмещение давало очень многое, особенно в физическом плане, сейчас же игроки оберегают себя от перенапряжения: что поделаешь, аристократы. В основу ЦСКА я попал в конце чемпионата, но провел всего одну игру и оказался на армейской службе в калининском СКА МВО из высшей лиги. Играл вместе с Валерием Фоменковым и Игорем Кутаковым, был капитаном, успешно выступили на Кубке СССР, выиграли даже у горьковского «Торпедо» с Чистовским, Сахаровским и Коноваленко во главе.
Как-то так получилось, что в Калинине я играл четыре сезона, перевыполнив установленную для армейцев норму на один год, но это пошло лишь на пользу. С Фоменковым мы и пришли после демобилизации в «Спартак». Там под руководством Новокрещенова, Афанасьева и Боброва я провел два с половиной года. Потом у Всеволода Михайловича возникла идея создать спартаковский фарм-клуб в Рязани. И через некоторое время я отправился туда игроком. Отыграл года три сам, был капитаном команды, а позже стал тренером. На целых 12 лет. Для меня как игрока и тренера не существовало «закрытых дверей». В те времена капитан наравне с тренерами и начальником был вхож в высокие кабинеты. И мне тоже приходилось решать многие вопросы жизни «Станкостроителя». Набранный опыт взаимодействия с хозяйственниками потом здорово помог. В 1980 году меня вместе с большой группой советских тренеров по различным видам спорта пригласили на четыре года работать в Югославию – я должен был готовить хоккейную команду к предстоящим Олимпийским играм в Сараево.

– Конечно же, именно национальную сборную...
– Как ни парадоксально, я до сих пор не знаю, какую именно. Наверное, сборную. Не знаю, потому что не только не проработал там ни дня, но даже не выезжал туда. Это случилось вскоре после ввода советских войск в Афганистан, против чего решительно выступало высшее политическое руководство Югославии. Возникла определенная напряженность не только в межгосударственных отношениях, но и в спорте. И нам в наших услугах отказали.

– И пришлось искать новое место в своей стране.
– После неудавшегося югославского варианта я поступил в Высшую школу тренеров и после двух лет учебы получил приглашение возглавить казанский СК имени Урицкого, тогда достаточно крепкий клуб первой союзной лиги.

– Где в то время блистала тройка Маслов – Столбун – Шалахин, пожалуй, самая лучшая в долгой истории этого второго дивизиона отечественного чемпионата и несколько сезонов подряд самая «забивная».
– Все правильно, кроме одного, вместо Столбуна центральным постоянно был Бокарев. Это позже Столбун вошел в нее. А раньше им было просто противопоказано играть вместе! Налицо психологическая несовместимость.

– Да не может быть, чтобы такие мастера не могли ужиться в одной связке!
– Вот именно! Как яркие, безусловно, талантливые ребята, они любили играть на себя и не могли вместе. Начинались взаимные обиды. Но сходились на площадке только в одном случае, когда команда получала численное преимущество. Вот тут-то они здорово преображались, каждый чувствовал ответственность этого игрового момента.

– И в чем же причина такой метаморфозы?
– Исключительно в психологическом плане. Тут я как тренер выступал психологом.

– А позже вас сменил Геннадий Цыгуров.
– И я улетел в Ташкент принимать «Бинокор». Поначалу все шло хорошо, переговоры прошли успешно, но как раз в это время футбольный «Пахтакор», исчерпав лимит срока по невылету из высшей лиги, установленному после гибели прежнего состава в авиационной катастрофе, оказался в первой, и все силы в республике были брошены на футбол. Хоккей оказался никому не нужным. Работать в таких условиях было неразумно. И я получил приглашение в Орск. Это было очень хорошее время сотрудничества меня как старшего тренера «Южного Урала» и руководства предприятия. При мне удалось вернуть в команду многих ее воспитанников, пригласил туда 17-летнего вратаря Михайловского. Он ушел со мной в Липецк после того, как на орском заводе-шефе сменилось руководство. Вообще же судьба тренера полностью зависит от тех, кто его окружает, то есть, от руководства. Болеет оно за хоккей – будет он развиваться, далекие люди – и хоккей едва теплится или вовсе умирает. Сколько тому и сегодня печальных примеров! И сколько случайностей. Можно сказать, что в ХК «Рыбинск» я был приглашен главным во время базирования здесь владимирской команды «Эксима». Она достаточно хорошо выступала в первой лиге, сначала вышла из второй группы в первую, выиграли Кубок среди команд первой группы, но начались сложности с финансированием. А прошлым летом руководство области решило передать завоеванную вторым составом «Локомотива» путевку в высшую лигу ХК «Рыбинск».

– Был ли липецкий «Трактор» самой желанной вашей тренерской гаванью?
– Наверное. В Липецке я проработал пять лет и довольно успешно. По договоренности с Борисом Майоровым удалось сделать «Трактор» настоящей (не на бумаге) дочерней командой московского «Спартака», с взаимным и полезным обменом игроками. Это было совершенно правильное решение. Сколько человек прошло через этот дубль: Олег Шевцов, например, Юрий Ящин. В Рязани – Костылев и Жеребцов, последнего Тихонов позже взял к себе в рижское «Динамо». Еще когда работал в Казани, начали готовить мои документы на присвоение мне звания заслуженного тренера РСФСР за подготовку Шавалеева и Пучкова для студенческой сборной к всемирной Универсиаде. Но как-то получилось, что не дал ходу. И только много позже был удостоен этого звания. Сейчас, постойте, уточню (набирает номер телефона) Жена подсказывает – 22 ноября 1989 года, когда возглавлял «Трактор». Тогда высоко котировавшееся звание мастера спорта получил в 1961 году за успешное выступление СКА МВО в Кубке СССР.. от благодаря вам вспомнил. Но не это важно. Вот Валентина Викторовна, моя жена, с кем мы знакомы еще со школьной скамьи, и помогла восполнить пробел. Если же говорить о семье, то она у меня обычная: дочь –преподаватель иностранного языка в интернате, внук – третьекурсник, будущий менеджер, окончил школу с углубленным преподаванием иностранного языка.

– Чему вашу собранную со всех сторон команду научил год дебюта в высшей лиге?
– Вот мы стабильно занимаем последнее место на «Западе», тем не менее дебютный сезон стоит многих других. Прежде всего произошел пересмотр взглядов игроков на подготовку. Тут законы и качество игры совсем иные, чем в первой лиге, значит, и требования значительно выше. К сожалению, некоторые приглашенные летом, в период комплектования, не смогли или не захотели соответствовать им, потому-то мы и расстались с ними, что пошло на пользу. Обидно, что у большинства нет желания самосовершенствоваться. Поражает, что при низкой результативности нападающие не работают над собой. Не забил сейчас, не забил позже – ничего страшного. А ведь форварды должны ощущать радость заброшенной шайбы, что позволяет им снять высокое напряжение в себе. А без гола нет и разрядки. Мы не ожидали, что в стороне окажутся земляки из ярославского «Локомотива». При нормальных условиях мы могли бы стать его дочерней командой со взаимной пользой, как было при мне в Липецке между «Трактором» и «Спартаком». Однако здесь, к сожалению, этой пользы не понимают. Вот и существуем как можем, надеясь, что данное губернатором Анатолием Лисицыным обещание не оставить команду без внимания, будет выполнено. Ни город, ни обладающий собственным резервом клуб одни потянуть такую тяжелую ношу не смогут.

Владимир Ефимов
http://www.hockeynews-online.com
 


WEBMASTER
г.Рыбинск
25 января 2020г.
Rambler's Top100 TopCTO Спорт Яндекс цитирования